Глава 19. Сильвиора

Мы неспешно шли в сторону поместья, когда я спросил у Сильвиоры:

— Ты помнишь приезд мужчины с ребенком, где-то лет десять назад?

Я не услышал ответа и, когда наконец посмотрел назад, она с непониманием или неверием смотрела на меня.

— Хой, Рин, — внезапно прокричали со стороны поместья, я увидел идущего к нам Кая с Аю. Позади них неторопливо шли Ога и Хина, о чем-то разговаривая. Когда я обернулся, Сильвиора уже исчезла, — эй, а где милашка с хвостиком? Странно, мне казалось она с тобой была, — задумчиво произнес Кай подойдя ближе и внимательно заглядывая за меня.

— Я тоже… — пробормотал я обернувшись.

— Ась? — он вопросительно повернулся ко мне, — Что тоже?

— Ничего, — быстро ответил я.

— Привет, Рин. А почему ты весь забинтованный? — спросил наконец подошедший Хина.

— О, вторая милашка найдена! — радостно прервал его Кай, увидев Обсидиору смотрящую на нас со второго этажа домика. После чего быстро обогнул меня и пошел к бассейну.

— Долго рассказывать, — ответил я на вопросительный взгляд Хины, — пойдем к остальным.

Он обеспокоенно кивнул и мы пошли к бассейну, у которого разочаровано сидел Кай, увидев что все уже давно переоделись в обычную одежду и купаться больше не планируют.

— Экий ты тормоз, — смеялся сверху поднявшийся Рик.

— Ну почему-у-у-у? Следопыт! — он обернулся на подошедшего Хину, — почему ты не остановил меня и не отправил сюда?!

Хина сокрушенно вздохнул, привыкнув, похоже, за пару часов, что они были вместе, к необычному поведению Кая. Рик же продолжал смеяться.

— Стойте, почему Рик тоже в бинтах? — внезапно воскликнул Хина, — Что у вас произошло? — он обернулся ко мне.

— Да-а, — неохотно протянул Рик сверху, — с драконом подрались немног.

— Драконом?! Почему меня не позвали?! Ну бли-и-ин! — воскликнул Кай, когда меня взяла за рукав Обсидиора и увела в сторону.

— О чем с сестренкой говорили? — спросила она.

— … не знаю могу ли тебе об этом говорить.

— Она наконец узнала Вас? — с едва заметной улыбкой продолжила Обсидиора.

— Что?

— Она очень переживала за меня, пока я лежала в больницах, — она задумалась на секунду, продолжая улыбаться, — мне кажется, она все еще не может простить Вас, — она посмотрела на меня своими большими голубыми глазами, — И мне кажется, сейчас Вы ей нужнее всего.

— Прости…

— Глупый хозяин. Мы были детьми, да и я сама полезла наверх. А сейчас идите, она не станет меня слушать в такой ситуации. Не беспокойтесь, я присмотрю за гостями.

Она улыбнулась напоследок, внезапно приподнявшись поцеловала мой забинтованный лоб и, развернувшись, быстро пошла к остальным.

Ошарашено постояв, я наконец развернулся и ушел в поместье.

 

Неожиданный, или скорее наоборот почему-то «ожиданный» исход моего внезапного признания меня все же удивлял. Но я был немного рад, что Обсидиора так спокойно прореагировала, хоть и продолжал беспокоиться, отдаленно предполагая через что им с сестрой пришлось пройти.

Впрочем, нужно было найти убежавшую Сильвиору. Идея где она может быть пришла достаточно быстро.

— Уильям, где находиться комната Сильвиоры и Обсидиоры? — произнес я, сжав медальон.

Ничего не произошло.

— Второй этаж, «чулан», — внезапно медальон завибрировал и я услышал его голос как будто у себя в голове.

Удивившись, что моя попытка оказалась удачной, я нашел ближайшую лестницу и, поднявшись на второй этаж, нашел нужную комнату. Легонько постучав и не услышав ничего в ответ я осторожно вошел.

Меня встретила полутьма и высокий ряд коробок образовывавший стену с небольшим едва заметным проходом с правой стороны. Я осторожно протиснулся внутрь и увидел поворот вдоль ряда коробок и следующий поворот в конце — коробки образовывали узкую змейку свободного пространства через которую было неудобно пробираться.

Наконец пройдя через нее я оказался в небольшой комнатке.

Ее освещали пару гирлянд на стенах разливавших мягкий тусклый свет и одна лампочка голубого оттенка в углу. У стен лежали мягкие пышные пуфики, в центре стоял низкий столик с большим телевизором и приставкой. В углах расположилось пару книжных шкафов. На диване напротив столика, укрывшись пледом, спала Сильвиора.

Я стоял какое-то время в нерешительности, найти ее оказалось неожиданно просто, но что делать дальше я не знал.

Однако вопрос решился сам собой, Сильвиора внезапно открыла глаза и недовольно холодным голосом спросила:

— Что ты тут забыл?

— Извиниться, наверное, хотел, — нерешительно начал я.

— За что это вдруг?

— За детство, — произнес я, подходя ближе.

Она промолчала. Я протянул руку.

— Твоя сестра беспокоится, — произнес я.

Она продолжала молчать. Внезапно я услышал громкое урчание живота; даже в полутьме комнаты было заметно как она засмущалась и ее лицо покраснело.

— А ну брысь отсюда! — закричала она после секундной повисшей тишины, толкнув меня в живот с такой силой что я отлетел в ряды коробок закрывавших комнату и немного их промял; они оказались на удивление стойкими и не упали.

— Это был не самый надежный способ выпроводить кого-то из комнаты, — медленно произнес я в пустоту, после того как ко мне вернулось дыхание.

Белая кошка уже выбежала между рядов коробок.

Я осторожно привстал, поправил коробки и неспешно вышел следом, придерживая отбитый за сегодняшние многочисленные травмы живот.

К моему удивлению Сильвиора не убежала, но осталась сидеть перед дверью в «чулан». Услышав меня она едва заметно вздрогнула и подняла голову:

— Прости что опять ударила… Мы очень сильные, больно наверное… — тихо извинилась она.

— Все в порядке, живой же, — отмахнулся я, убирая руку с живота.

— Хмп.. — она негромко хмыкнула и продолжила, — если что, я тебя еще не простила, — она поднялась и пошла по коридору, оглянувшись, — чего ждешь? Пойдем, будешь отрабатывать свои извинения.

Я удивился неожиданной смене нрава, но усмехнувшись пошел следом.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *