ZarahioN Presents

Истории о служанках

Глава 48. Прибытие

Нарколепсия, это очень странное заболевание.

Воскресное утро мне заменила головная боль и ужасная сухость во рту. А засыпавшую рядом Субару — аккуратно убранная комната с круглым столиком в отдалении в центре. На нем виднелась бутылка воды, тарелка с тостами прикрытая стеклянной крышкой и квадрат, похоже, бумаги.

Быстро осознав что, скорее всего, произошло, я чуть пошатываясь поднялся с кровати и на все еще слегка онемевших ватных ногах побрел к столу.

Помните, я рассказывал про свой «легкий» недуг? Я забыл упомянуть, что у него еще была тяжелая, изредка проявляющаяся форма — внезапно уснув я мог проснуться не спустя час или два, а через сутки. Благо симптомы были всегда схожи и я со временем научился не удивляться пропущенному дню в календаре. Однако в этот раз все оказалось интереснее.

Налив и выпив стакан воды, я поднял лежавшие на столе записки. Верхняя была от Субару — я понял это по почерку, который часто видел в ее расписаниях и напоминаниях, что она по началу часто составляла.

«Господин.. Рин, позвони нам, как только проснешься. Мы хотели оставить тебе еды, но Уильям сказал, что неизвестно, сколько еще ты будешь без сознания и это бесполезно…

Просыпайся скорее, мы все очень беспокоимся, даже Си…»

На этом слове письмо от Субару прерывалось в длинном смазанном росчерке, как будто у нее выхватили карандаш из рук. Судя по продолжению другим более быстрым и немножко «корявым» почерком, так и произошло:

«Ничего я не беспокоюсь! Поднимай уже свою ленивую ж… Хватит спать!»

Завершалось послание от Субару и Сильвиоры.

Хм, значит Уильям осведомлен о моем заболевании, интересно откуда. Хотя, он же «дворецкий», наверное должен такое знать. Вторая записка была уже от него:

«Мой господин, к сожалению мистер Дэниэлс был вынужден покинуть поместье для командировки. Все необходимые указания я от него получил и Вы можете быть уверены, что за время Вашего сна соблюдались наилучшие условия для благополучного выхода из сложившейся ситуации…»

Как странно, что они все так беспокоятся. Такие «запои» случались раз в месяц-два, и Субару уже знала о них и что беспокоится по большей части не о чем. Хотя она очень сильно перенервничала, когда я первый раз так отключился, забыв ее предупредить.

«… Для того, чтобы Вы смогли максимально быстро вернуться к ходу событий, если за время Вашего сна такие произойдут, я беру на себя ответственность вести дневник…»

Эм?.. Помимо записок на столике оказалась небольшая обернутая в мягкую кожу записная книжка. Были заполнены первые три листа, начиная с понедельника, сразу после воскресенья, которое я не встретил. Второй и третий посвящались вторнику и среде… Я был в отключке четыре дня?..

Теперь-то понятно чего все так распереживались. Я заглянул на последнюю заполненную страницу.

«Утро среды, день 4. Господин все еще не проснулся. Служанки господина выражают все большее нежелание покидать поместье для продолжения посещения выбранной господином школы. Наконец получен ответ от Дэниэлса, он должен прибыть сегодня, вызов других специалистов, похоже, не понадобится.»

Перелистнув обратно я заметил что Уильям вел по две записи в день, значит сейчас где-то день среды.

— Уильям? — произнес я наконец, держа в руке медальон.

Однако медальон никак не прореагировал. Я уже был собрался искать телефон, чтобы позвонить Субару по старинке, как она и просила, но внезапно услышал голос:

— Доброе утро, господин Арима. Уильяма, как и служанок, сейчас нет в поместьи. Я сейчас в холле завершаю разгрузку, — произнес, как я понял, Дэниэлс, после небольшой паузы он добавил, — Думаю, Вы должны присутствовать на ее включении.

Ее включении? Ну ладно. Заглянув умыться, я принял приглашение Дэниэлса и проследовал в холл. Застав у дверей завершение разгрузки многочисленных черных коробок.

— Так, медленно опускайте, чтобы этот угол встал прямо у моей ноги.

— Мы ж Вам ногу отдавим, — неуверенно произнес один из рабочих, устало пыхтя и удерживая гигантский черный ящик.

— У ноги, а не на нее, — раздраженно ответил Дэниэлс и придерживая стенку ящика помог рабочим опустить его в нужное место, — Так, вы свободны, спасибо за помощь, — сухо произнес он, отходя пару шагов назад и оглядывая заваленный черными коробками холл.

— Вы сюда переехать собрались? — произнес я, походя ближе к трех-метровому огромному ящику, покоившемуся в центре холла.

— Хм, — он задумчиво разглядывал его вместе со мной, — Вообще, возможно. Так, — он наконец отвернулся и оглядел потолок, — Аи, активация.

— Есть, мастер, — послышался слегка механический женских голос как будто отовсюду, — Аи заметила обновление нескольких модулей. Аи может говорить?

— Да, это тоже. Запусти путь из холла в инженерную, — он вернулся к коробке и встал рядом с ней, держа руку на стенке.

— Есть, мастер.

Сразу после этого послышался легкий металлический скрежет, который практически сразу заменился на мягкое ритмичное шуршание. Дверь в один из коридоров распахнулась и по полу вместо ковра тянулся трап из черного метала. Вскоре трап подобрался и к ящику, заменил пол под ним, и начал медленно увозить его вместе с Дэниэлсом. Помедлив с секунду я все же догнал практически скрывшийся за дверьми ящик и запрыгнул на трап, который оказался едва ли на ступню шире чем ящик в каждую сторону.

— Аи? Это же не.. та Аи, с которой мы в субботу столкнулись?

— Та. Я был на острове для ее теста, однако ситуация быстро вышла из-под контроля и она начала, скрываясь от меня и Уильяма, «играть» с вами. Впрочем, у начальства сложилось другое мнение, и они, — Дэниэлс мягко похлопал по стенке ящика, — решили выпустить и ее.

— Ее?

Однако мой вопрос остался без ответа. Дэниэлс лишь кивнул и приложил руку к своим очкам, из-за чего их левая половина покрылась странной конструкцией из черного метала, напоминавшей смесь из камеры и микроскопа. Он начал постукивать возле нее пальцами в воздухе, смотря куда-то вдаль.

Я оглянулся, мы уже давно покинули мирные коридоры поместья, с их теплой деревянной отделкой и окнами на сад. Сейчас мы довольно быстро скользили через достаточно узкие выложенные белым кирпичом коридоры подвалов, которые мне почему-то больше всего напоминали тайные проходы древних замков.

— И много под поместьем.. такого? — наконец спросил я у продолжавшего странные жесты Дэниэлса.

— Несколько этажей вниз, — ответил он не сразу, сперва завершив свои пассы, и продолжил, вновь повернувшись ко мне, — Тут находятся «служебные» помещения и склады, помимо прочего. Мы почти прибыли.

Произнес он, как мы проскользили сквозь распахнувшиеся двери в просторный едва освещенный парой тусклых зеленых ламп зал.

— Аи, свет, — он два раза хлопнул руками, сойдя с тающего черного трапа, привезшего нас сюда.

На потолке спешно наперегонки зажглись множество небольших светильников и я смог разглядеть помещение.

Несколько длинных труб уходящих наверх периодически выплевывали черные коробки, которые я недавно видел наверху в холле. В углу виднелся стол, заваленный многочисленными журналами, часть из которых накрывал небрежно брошенный халат. Неподалеку от него стоял еще один стол.. напоминавший операционный — в начале и середине было по паре зажимов, а над ним нависала большая лампа на угловатой многоступенчатой ножке.

Дэниэлс, бродивший по комнате и внимательно смотрящий на разбросанные коробки наконец закончил поиски, и с одной из них наперевес возвращался к ящику в центре комнаты. Попутно он без особо жалости вскрыл коробку, что нес в руках. Внутри оказались ампулы с черной жидкостью, одну из них он.. вставил в небольшой черный выступ находившийся чуть выше кисти левой руки.

Размяв левую руку покрывшуюся черной перчаткой, он выбросил опустевшую колбу обратно во вскрытую коробку и взял появившийся из воздуха бумажный ножик с черным лезвием.

— Можете немножко отойти? — попросил он меня.

Кивнув я осторожно сделал пару шагов назад, стараясь не зацепить закончившие прибывать черные коробки. Убедившись что я отошел на «безопасное» расстояние, Дэниэлс кивнул и легко запрыгнул на крышу трех-метрового ящика, по дороге разрезая его стену черным ножом. Во время его быстрой дороги наверх я успел заметить слабое голубое пламя вырывающееся из-под его ботинок.

Так же быстро расправившись с крышкой ящика он спустился вниз на другой стороне.

— Аи, отрежь низ и привяжи грави-перчатки к моим, — продолжил он, обходя коробку и становясь сбоку от нее.

Она что-то ответила ему, но ее голос быстро заглушил внезапный скрежет разрываемых изнутри коробок — одна коробка в дальнем от меня углу комнаты и одна рядом, за спиной, покореженные отлетели в угол, а из них медленно выплыло по огромной перчатке, с небольшими загорающимися голубым индикаторами и пучками торчащих в стороны проводов закрепленные небольшими цилиндрами.

— Разбери остальные пакеты и переработай мусор, — закончил он, вставая рядом со мной перед ящиком.

Перчатки подплыли к вставшему передо мной Дэниэлсу и висели чуть выше его плеч. Он взамхнул правой рукой, которая тот час покрылась такой же черной перчаткой что и левая, и поднял обе руки вверх, разминая их. Перчатки висевшие у него над плечами повторили движения его рук. Размяв пальцы и, похоже, приноровившись к образованной связи он взял гигантскими перчатками края ящика и потянул. Словно пушинки толстые черные стены ящика уплыли вместе с перчатками, обнажая темно-серый мягкий заполнитель-обертку.

— Аи, отвяжи перчатки и убери их, — произнес Дэниэлс, отбросив черные стены к остальному металлическому «мусору» в углу и начав быстро убирать обертку продолжавшую скрывать содержимое ящика.

Из-под обертки наконец показалась заполненная прозрачной с голубоватым оттенком водой капсула. Внутри висела окутанная проводами девушка.

— Кто это? — спросила я наконец, когда Дэниэлс закончил осторожно убирать последний слой.

— Это? — он с таким же задумчиво-просветленным лицом как недавней ночью смотрел на меня, после чего повернулся обратно к капсуле:

«Это Сакурай.»

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *