Join us!

Воспоминание…

Я наконец вспомнил.

Вспомнил чем закончилась моя поездка.

И почему я на так долго о ней бессознательно забыл.

Пока она наконец не вернулась ко мне в этот день полуобморочными снами.

Я стоял и смотрел на троих детей беззаботно играющих в саду; взрослый я смотрел со стороны на себя ребенка.

 

После небольшого обеда мы втроем, я и дедушкины девочки, вернулись в сад. Им похоже очень нравилось просто дурачиться и играть со мной, хоть я и начал с недовольством относился к такому вниманию. Наверное, неосознанно они начали ассоциироваться у меня с дедушкой, который продолжал что-то требовать от отца.

Глупая детская обида нарастала и я решил подшутить. Я забрался на самую высокую ветку того гигантского старого дерева. Снизу моя детская фигурка выглядела такой маленькой и безобидной.

— Эй, спускайся! — прокричала мне снизу подбежавшая беловолосая, — Опасно так высоко забираться!

— Но это же весело, давай, — позвала ее черноволосая, начиная проворно карабкаться наверх.

— О̵҉̸̨.͘̕͢͞͞.͢҉̸̸́с̕͝и͏͢͠͏̵, нет! — прокричала первая, первый раз позвав свою сестру по имени, которое я почему-то не смог разобрать. Видя, что та не собирается останавливаться, недовольно ругаясь, светловолосая полезла наверх, — Ну блин, подожди!

Зная чем это закончится, я подбежал к дереву. Обе девочки уже забрались наверх, на небольшую ветку, едва выдерживающую вес троих детей.

— А я думал ты трусишка, — самодовольно произнес я, повторяя слова маленького себя, качающегося на краешке ветки.

— Слазьте оба, тут опасно сидеть, — просила нас беловолосая.

— Да ладно, С̴̨̨҉̧.̸̸̶.̶̢͢в̶̕и҉̛͞, все будет хорошо, — отказывалась ее сестра.

— … как знаете, — наконец недовольно произнесла беловолосая и начала осторожно спускаться.

— Трусишка! — прокричал я, становясь для убедительности на ветку ногами.

Черноволосая попыталась удержать меня, опасно балансировавшего на хрупкой ветке, но только перегрузила ее, и она с громким треском начала обламываться. Через секунду мы двоем летели вниз с верхушки гигансткого дерева. Дальше я запомнил только испуганные глаза беловолосой девочки, которая едва успела схватить меня за воротник, но не удержала и начала падать следом. Однако мне повезло, я упал на выдержавшую меня ветку.

— Превращайся! — успел я услышать снизу голос беловолосой, за которым последовал крик боли.

Когда я наконец пришел в себя распластанный на ветке спасшей меня от падения, папа и дед уже прибежали на крик. Дед что-то орал в трубку телефона, а папа осторожно осматривал лежащую на спине черноволосую девочку. Ее руки и ноги были частично покрыты шерстью, из-под спины был виден длинный черный хвост а на голове виднелись черные кошачьи ушки.

Наконец я понял кого мне напоминали Сильвиора и Обсидиора.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *