Зимнее утро.

Это было один из первых настоящих зимних дней в поместьи. Не смотря на достаточно теплый климат, ближе к декабрю тут холодало и даже выпал приятный слой снега.

Я сидел на небольшой деревянной лавочке в саду где, даже в этот декабрьский легкий холод, было очень приятно посидеть и просто отдохнуть после многочисленных часов обучения и разбирания отчетов, на которые я хоть и подписался сам, постепенно утомляли. Впрочем, таким образом я хоть как-то мог следить за ситуацией в назначенной мне во владение компанией.

Встряхнув головой я напомнил себе об отдыхе, и решил расслабить сознание от лишних мыслей. Это была небольшая практика, которую я частенько делал в детстве, сидя на скучных школьных уроках — достаточно сосредоточиться на пассивном изучении какого-либо предмета или окружающей среды, как мысли отступали. Это позволяло погрузиться в обстановку приходя в состояние немного напоминающее медитативное: ты фокусируешь внимание не на мыслях, а на окружающем естестве.

Большинство деревьев уже потеряло листву, только пару коротких елочек зеленели под легкими снежными шапками. Сад да и погода в целом напомнили мне о спешно покинутой родине — снег, елки с соснами, осины и березы.

Вместе с ней я вспомнил и о внезапно приехавшем мужчине, который вручил мне завещание и указал на переезд в спешном порядке. Мои приемные родители, не сказав ни слова, собрали мои немногочисленные вещи и, как мне кажется, счастливо выдворили меня из своего дома. Думаю они были очень рады избавиться от «балласта» на два года раньше срока.

А потом мне все в таком же приказном порядке указали выбрать и нанять первую служанку, после чего мне стало интересно во что я все-таки угодил. И я забыл о своей прошлой жизни до сегодняшнего снежного утра.

Говоря о служанках, Субару неспешно пробиралась по не расчищенным тропинкам к моему пристанищу.

— Доброе утро, господин Рин, — поприветствовала она меня издалека, пытаясь не погрязнуть в снегу, пока наконец не набрела на мои следы, по которым смогла более-менее спокойно подойти ближе.

— Утро, Субару, — поприветствовал я ее в ответ, освобождая от снега соседствующую область лавочки.

— Вас не было на завтраке и в своей комнате, — произнесла она, собираясь добавить еще что-то но промолчала.

— И? — подтолкнул я ее как всегда.

— Я начала беспокоиться… — смущенно закончила она.

— Что я от вас убежал?

— Нет, конечно! — она замялась, но спохватилась продолжила , — Просто мы всегда должны находиться рядом. Вдруг что-нибудь случится, и мы не сможем Вам помочь, или еще что-нибудь…

— Тогда я что-то не вижу с тобой Айри, — я усмехнулся.

— Я бы сказала что она очень несерьезно относится к своим обязанностям, — тихо произнесла Субару после глубокого вздоха.

— Можно угадаю, она тебя заверила что со мной все хорошо и сказала что-то вроде «Да ничего с ним не случится, максимум в сугробе утоп»?

Она просто сокрушенно вздохнула, скорее всего я был прав процентов на девяноста пять.

Субару была явно непривычна к такой погоде — ерзала и пыталась согреть руки в варежках, куталась в шарф и поглядывала на недалекий вход в поместье. Наконец она не выдержала и спросила:

— Господин Рин, может вернемся в поместье, Вы совсем не одеты, что будет, если вы заболеете?

Я оглядел себя и Субару, разница была разительна — она в теплом светло-сером пальто, с шарфом, теплой шапкой и варежками и я в одной легкой осенней куртке. Закалка в длящиеся неделями а то и месяцами минус тридцать или же просто врожденная стойкость к холоду давали о себе знать. Впрочем в саду я сидел уже долго и становилось прохладно, поэтому я согласился.

— Хорошо, пойдем, — я встал и подал ей руку.

Она смутилась но, приняв приглашение, вложила свою руку в варежке в мою.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *