Глава 3. Айри

Очнулся я уже в своей кровати.

Нарколепсия — интересная и порой очень неудобная болезнь, которая характеризуется, в моем отдельно взятом случае, внезапными и часто мгновенными приступами сонливости, которые, как правило ни с чем не связаны.

Вскинув взгляд на небольшие цифровые часы у потолка, я издал облегченный вздох: с момента как я вернулся в свою комнату, до моего пробуждения, прошло чуть меньше часа.

— Проснулся, наконец? — с усмешкой произнес детсковатый голос от края кровати.

— Как видишь, — я опустил взгляд и увидел улыбающуюся девочку-подростка с короткими светлыми волосами. — Привет, Айри, — произнес я с ответной улыбкой.

— А если не секрет, — она забралась на кровать и придвинувшись прямо к моему уху, спросила, — что это наш любимый господин пишет про нас втихоря у себя в комнате?

Это она о моих записях? Черт, я и не думал что усну за столом.

-Вы же понима-а-аете, что нашему господину пока еще рано обо всем знать? — протянула она шепотом уже над другим ухом.

— А ты же знаешь, что нельзя подглядывать в чужие записи, особенно если это записи господина? — ответил я спокойным голосом.

— Ты же знаешь что я шучу, — рассмеялась она внезапно, сев на кровати, — хотя было мило почитать о твоих «находках».

— Все так плохо?

— Ну как сказать, — она задумчиво посмотрела на меня, — не плохо, просто забавно, что тебе это так интересно. Ты же знаешь, меня к тебе не первому послали, и другие «господы» относятся к нам как к слугам, что вроде бы понятно, но.. не очень приятно, — тихо закончила она с чуть более серьезным лицом, нежели обычно, но быстро продолжила с обычной радостной улыбкой — но из-за этого я даже больше рада что мне наконец-то попался такой дурачок.

— Я правда очень рад такой лестной оценке, — произнес я, вставая с кровати в немного помятой одежде.

— Эй, куда собрался? Я с тобой еще не закончила! — с усмешкой она спрыгнула с кровати и оказалась передо мной, — и как мне теперь делать что я запланировала? — она недовольно смотрела на меня снизу.

— И что же ты такого запланировала? — спросил я, приседая немного, чтобы оказаться примерно на одной с ней уровне.

— Спасибо, господин Рин, — быстро произнесла она и чмокнула меня в щеку.

Я с удивлением выпрямился и посмотрел на нее.

— Что? Я же знаю что ты извращенец и тебе это нравится, — ехидно хихикнула она и отвернувшись отошла от меня.

С небольшой улыбкой я потер место поцелуя и подошел к ней для контр-атаки.

— А я знаю что тебе нравится это, — произнес я, поглаживая ее волосы.

— Эй! Руки прочь! — она быстро увернулась и показала пунцовое недовольное личико.

— Ты же знаешь, что технически не можешь мне ничего запрещать, — усмехнулся я, убирая руку.

-Аха, конечно! Двоих уже отпинала, и тебя отпинаю, — недовольно пыхтела она, вытянувшись вверх как-будто пытаясь хоть как-то компенсировать разницу в росте.

— И я знаю что у тебя осталось последнее предупреждение перед исключением из служанок, — продолжая улыбаться, произнес я, не разглашая, что используя свои полномочия отменил ее штрафы за прошлых «отпинаных».

— Хмп! — громко хмыкнула она, и, вроде бы сдавшись, отошла к окну, выходившему на этот раз, как ни странно, не в сад.

Поглядев с секунду на нее, стоящую в школьной форме у окна и разглядывающую что-то, я вернулся за стол, документ был открыт на том же отрывке, на котором я отключился.

— Кстати, почему ты еще не переоделась? — спросил я, откинувшись на спинку кресла.

— Хм? — она повернулась в мою сторону и поправила рукав формы, — да не хотелось как-то. Да и ты знаешь, меня утомляет наша форма. Особенно «радует» новый дизайн со сверх-короткой юбкой, извращенец, — последнее предложение она бросила со своим хитро-недовольным выражением на лице.

— Я уже говорил, не я выбираю форму, — отмахнулся я, покачиваясь в кресле с закрытыми глазами.

— Аха, конечно, — произнесла она, похоже, подходя ближе. Когда я открыл глаза, она уже стоял рядом со столом, с, почему-то, расстегнутыми двумя верхними пуговицами, — будь Ваша воля, Вы бы нас голыми оставили, не так ли? — глубоко наклонившись медленно произнесла она шепотом.

— Соблазнялки еще не выросли, — с усмешкой указал я на, едва видневшуюся из-под расстегнутой блузки, скромных размеров грудь.

— Арр, — громко «прорычала» она мгновенно отвернувшись и застегивая блузку. После непродолжительной возни с пуговицами она повернулась обратно с недовольным выражением на лице, — вечно ты спокойный такой, раздражает. Вдарить даже не за что…

— Как тебе нравится насилие, — усмехнулся я в ответ, — прошлые господа точно к тебе приставали, а не наоборот?

-Точно, — ответила она уже нормальным голосом, — просто меня порой бесит как спокойно ты ко всему относишься, сидишь со своим кирпичом и думаешь что-то втихоря.

Только через пару секунд до меня дошло, что мое лицо назвали кирпичом.

— Если не секрет, о чем ты там пишешь? — кивнула она в сторону монитора, при этом явно не пытаясь на него смотреть, успела уже, наверное.

— У тебя, кажется, было много времени почитать самой, — улыбнулся я.

— Я не читаю чужие записи, если что, — и предваряя мой вопрос о том, откуда она тогда знает о чем записи, — мельком увидела заголовок, когда тебя в кресле усаживала перед перевозкой в кроватку.

Значит она сама меня еще и в кровать уложила? А я-то думал, что она помощь Уильяма использовала для этого.

— Ничего особо, по неизвестной мне причине, про вас и Арима-групп сложно находить информацию. В целом для чего вы, и чем занимаетесь, часть интересных моментов из кодекса, — перечислил я те немногие находки, что мне удалось отыскать.

— Ожидаемо, — произнесла она с немного обеспокоенным лицом, и продолжила, — прости, что мы тоже ничего особо не можем рассказывать. Только недавно, с появлением «этого», — как я понял она говорила о Уильяме, — нам стало можно честно тебе отвечать, что мы не можем распространяться на эти темы. Ты даже не представляешь как напряжно было придумывать отмазы на твои расспросы, — усмехнулась она в конце.

— Каким образом появление Уильма дало какие-то разрешения? — удивленно спросил я.

В ответ она лишь сделала неопределенный жест рукой и показала куда-то наверх. Мол, об этом говорить тоже нельзя.

— Ладно, а когда можно будет все рассказывать? — осторожно спросил я.

Ответ последовал примерно такой же, виноватое пожимание плечами и очередной взгляд наверх.

— Прости, мы не можем, — наконец сказала она, — но, ты узнаешь обо всем в свое время.

Мистика прямо, ну ладно, если чему меня жизнь в этом поместье и научила, то всему свое время, и как ни жалко, мое еще похоже не пришло.

— Что же это за запрещательное руководство у Вас такое, — усмехнулся я.

— Хех, наше единственное руководство, это ты, — она многозначительно произнесла, — даже Вилли не может отдавать нам приказов. Но, — она опять глянула наверх, — нельзя.

Как интересно, если верх это не руководство, то что?

— Ладно, я пойду, — она слегка поклонилась, — если у тебя конечно нет каких-нибу-у-удь пожела-а-аний, — закончила она поглаживая пуговицы блузки.

— Иди уже, — с улыбкой ответил я и закрыл документ о служанках.

Айри посмеиваясь ушла из моей комнаты, послав на прощание воздушный поцелуйчик из дверей. Ее смех еще какое-то доносился из коридора.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *