ZarahioN Presents

Истории о служанках

Отрывки

Первое воспоминание.

Я проснулся, как мне в начале показалось, посреди затемненной комнаты. Это была маленькая комнатка в японском стиле — легкие полупрозрачные стены, бамбуковый пол, спал же я на футоне.

Я сел и думал было осмотреться, но внезапно заметил свои маленькие ладошки. Через секунду я понял в чем дело и почему комната казалась такой размытой и затемненной — я все еще спал. И почему-то во сне я оказался маленьким собой.

— Он уже проснулся! — радостно закричал кто-то сбоку. Повернувшись в ту сторону, я понял что все это — мое воспоминание.

В дверном проеме стоял папа, каким я его почти и запомнил: серьезный, но с легкой улыбкой бородач. Рядом с ним, чуть позади, выглядывала куда более радостная и хитрая седовласая морда — мой дедушка, к которому мы приехали погостить. А перед ним, стояли две девочки примерно моего возраста, они были очень похожи, как сестры. Одна из них показывала на меня. Их удочерил дедушка, как я потом узнал.

— Рин, пойдем, — позвал папа, и я удивился что он назвал меня «дедушкиным» именем, чего никогда не делал, — Альберт хочет познакомить вас троих.

Все это время девочки пристально, хоть и немного с испугом, смотрели на меня, но когда дедушка отодвинулся, чтобы пропустить папу, резво убежали на перегонки по коридору. Когда я встал и подошел к двери они уже исчезли из виду и я пошел за папой и дедушкой.

Мы приехали вчера поздно ночью, и я почти сразу же уснул как лег в мягкий прохладный футон, успел только услышать как папа о чем-то спорил с дедушкой, но сейчас они, кажется помирились, и весело о чем-то разговаривали.

Мы втроем прошли через небольшую открытую веранду-коридор и оказались в небольшом помещении со столиком в центре. Дедушка усадил меня за стол и ушел вместе с папой «за чаем», как они сказали.

Устав пялиться в стол изучая мельчайшие детали и ждать пока они вернутся, я повернулся к веранде и отодвинул дверку. Прелестный в своей простоте сад оказался практически пуст, лишь белая кошка пробиралась мимо разнообразных камней, составлявших структуру японского сада.

— Кис-кис, — позвал я ее, но она с, как мне показалось, удивлением посмотрела на меня и забежала под веранду, в один из многочисленных маленьких проемов.

Я проводил ее взглядом и посмотрев наверх, увидел серое и какое-то искусственное небо. И вспомнил, что, по моей догадке, я во сне своего воспоминания. Проверить это я опять не успел, кто-то внезапно закрыл мне глаз маленькой теплой ладошкой и игриво спросил:

— Угадай кто.

— Да, угадай, — поддакнул похожий девчачий голос с другой стороны, закрывая второй глаз.

Не успел я ответить как дверь открылась и папа с усмешкой произнес:

— А ты говоришь познакомить их надо, они уже и без нас раззнакомились, оставили всего на пару минут.

— Ну мало ли, — улыбаясь пожал плечами дедушка, поставив поднос с чашками на стол. Девочки-сестры уже освободили меня и радостно крутились вокруг деда, прося его о чем-то.

Все сели пить чай, папа с дедом о чем-то разговаривали, но я не мог расслышать о чем и постепенно все почернело. Через секунду я проснулся и, оглядев свои нормального размера руки и падающий в окно солнечный свет, убедился что уже не сплю.

 

Первое воспоминание. Продолжение

Очнулся я уже.. смотря на исскутсвенно-серое небо своих снов.

Которое сразу же загородила беловолосая девочка, ее сестра сидела рядом.

— Эй, он проснулся, — радостно прокричала первая, повернув голову к сестре, продолжая нависать надо мной.

Я удивленно поморгал, пытаясь вспомнить, как я здесь очутился. Это получалось с трудом, но я вспомнил что папа опять поссорился с дедом.

Наконец девочка отодвинулась и я увидел нависавшее над нами большое дерево, через секунду его листья обрели цвет — я вспомнил.

Я сильно расстроился из-за ссоры и убежав в сад, проснулся с этими двумя девочками, они развеселили меня и позвали играть вместе. Они обычно дурачились во дворе в свободное от учебы время, двор и сад, занимавший большую часть, были огромны — и они расширялись у меня на глазах обретая краски, я вспоминал как они выглядел.

Через мгновение я уже был на верхушке большого ветвистого дерева, под которым и лежал.

— Эй, осторожнее! — обеспокоенно кричала снизу беловолосая, пока черная лезла вслед за мной по мощным ветвям.

— Давай к нам, это весело, — кричал я, смеясь над пугливостью белой.

— Вот возьму и залезу! — она недовольно буркнула и начала забираться вслед за сестрой, та ей помогала.

Нам было весело, мы дурачились как дети, которыми собственно и являлись. Вскоре они обе залезли ко мне, взгромоздившись на массивной ветви. Мы заметили деда и папу, ищущих нас вместе, мы тихо хихикали и весло показывали на них пальцами.

— Вот глупые, даже наверх не посмотрят, — радостно шептала белая.

Наконец папа подошел к нашему дереву и поднял голову наверх:

— Рин, вот ты где. И девочки как всегда с тобой, — с усмешкой вздохнул он, — мы с Альбертом вас троих обыскались.

Я улыбнулся и, сноровисто обогнув беловолосую девочку сидевшую почти вплотную к стволу, спустился с дерева.

 

Воспоминание…

Я наконец вспомнил.

Вспомнил чем закончилась моя поездка.

И почему я на так долго о ней бессознательно забыл.

Пока она наконец не вернулась ко мне в этот день полуобморочными снами.

Я стоял и смотрел на троих детей беззаботно играющих в саду; взрослый я смотрел со стороны на себя ребенка.

 

После небольшого обеда мы втроем, я и дедушкины девочки, вернулись в сад. Им похоже очень нравилось просто дурачиться и играть со мной, хоть я и начал с недовольством относился к такому вниманию. Наверное, неосознанно они начали ассоциироваться у меня с дедушкой, который продолжал что-то требовать от отца.

Глупая детская обида нарастала и я решил подшутить. Я забрался на самую высокую ветку того гигантского старого дерева. Снизу моя детская фигурка выглядела такой маленькой и безобидной.

— Эй, спускайся! — прокричала мне снизу подбежавшая беловолосая, — Опасно так высоко забираться!

— Но это же весело, давай, — позвала ее черноволосая, начиная проворно карабкаться наверх.

— О̵҉̸̨.͘̕͢͞͞.͢҉̸̸́с̕͝и͏͢͠͏̵, нет! — прокричала первая, первый раз позвав свою сестру по имени, которое я почему-то не смог разобрать. Видя, что та не собирается останавливаться, недовольно ругаясь, светловолосая полезла наверх, — Ну блин, подожди!

Зная чем это закончится, я подбежал к дереву. Обе девочки уже забрались наверх, на небольшую ветку, едва выдерживающую вес троих детей.

— А я думал ты трусишка, — самодовольно произнес я, повторяя слова маленького себя, качающегося на краешке ветки.

— Слазьте оба, тут опасно сидеть, — просила нас беловолосая.

— Да ладно, С̴̨̨҉̧.̸̸̶.̶̢͢в̶̕и҉̛͞, все будет хорошо, — отказывалась ее сестра.

— … как знаете, — наконец недовольно произнесла беловолосая и начала осторожно спускаться.

— Трусишка! — прокричал я, становясь для убедительности на ветку ногами.

Черноволосая попыталась удержать меня, опасно балансировавшего на хрупкой ветке, но только перегрузила ее, и она с громким треском начала обламываться. Через секунду мы двоем летели вниз с верхушки гигансткого дерева. Дальше я запомнил только испуганные глаза беловолосой девочки, которая едва успела схватить меня за воротник, но не удержала и начала падать следом. Однако мне повезло, я упал на выдержавшую меня ветку.

— Превращайся! — успел я услышать снизу голос беловолосой, за которым последовал крик боли.

Когда я наконец пришел в себя распластанный на ветке спасшей меня от падения, папа и дед уже прибежали на крик. Дед что-то орал в трубку телефона, а папа осторожно осматривал лежащую на спине черноволосую девочку. Ее руки и ноги были частично покрыты шерстью, из-под спины был виден длинный черный хвост а на голове виднелись черные кошачьи ушки.

Наконец я понял кого мне напоминали Сильвиора и Обсидиора.

Зимнее утро.

Это было один из первых настоящих зимних дней в поместьи. Не смотря на достаточно теплый климат, ближе к декабрю тут холодало и даже выпал приятный слой снега.

Я сидел на небольшой деревянной лавочке в саду где, даже в этот декабрьский легкий холод, было очень приятно посидеть и просто отдохнуть после многочисленных часов обучения и разбирания отчетов, на которые я хоть и подписался сам, постепенно утомляли. Впрочем, таким образом я хоть как-то мог следить за ситуацией в назначенной мне во владение компанией.

Встряхнув головой я напомнил себе об отдыхе, и решил расслабить сознание от лишних мыслей. Это была небольшая практика, которую я частенько делал в детстве, сидя на скучных школьных уроках — достаточно сосредоточиться на пассивном изучении какого-либо предмета или окружающей среды, как мысли отступали. Это позволяло погрузиться в обстановку приходя в состояние немного напоминающее медитативное: ты фокусируешь внимание не на мыслях, а на окружающем естестве.

Большинство деревьев уже потеряло листву, только пару коротких елочек зеленели под легкими снежными шапками. Сад да и погода в целом напомнили мне о спешно покинутой родине — снег, елки с соснами, осины и березы.

Вместе с ней я вспомнил и о внезапно приехавшем мужчине, который вручил мне завещание и указал на переезд в спешном порядке. Мои приемные родители, не сказав ни слова, собрали мои немногочисленные вещи и, как мне кажется, счастливо выдворили меня из своего дома. Думаю они были очень рады избавиться от «балласта» на два года раньше срока.

А потом мне все в таком же приказном порядке указали выбрать и нанять первую служанку, после чего мне стало интересно во что я все-таки угодил. И я забыл о своей прошлой жизни до сегодняшнего снежного утра.

Говоря о служанках, Субару неспешно пробиралась по не расчищенным тропинкам к моему пристанищу.

— Доброе утро, господин Рин, — поприветствовала она меня издалека, пытаясь не погрязнуть в снегу, пока наконец не набрела на мои следы, по которым смогла более-менее спокойно подойти ближе.

— Утро, Субару, — поприветствовал я ее в ответ, освобождая от снега соседствующую область лавочки.

— Вас не было на завтраке и в своей комнате, — произнесла она, собираясь добавить еще что-то но промолчала.

— И? — подтолкнул я ее как всегда.

— Я начала беспокоиться… — смущенно закончила она.

— Что я от вас убежал?

— Нет, конечно! — она замялась, но спохватилась продолжила , — Просто мы всегда должны находиться рядом. Вдруг что-нибудь случится, и мы не сможем Вам помочь, или еще что-нибудь…

— Тогда я что-то не вижу с тобой Айри, — я усмехнулся.

— Я бы сказала что она очень несерьезно относится к своим обязанностям, — тихо произнесла Субару после глубокого вздоха.

— Можно угадаю, она тебя заверила что со мной все хорошо и сказала что-то вроде «Да ничего с ним не случится, максимум в сугробе утоп»?

Она просто сокрушенно вздохнула, скорее всего я был прав процентов на девяноста пять.

Субару была явно непривычна к такой погоде — ерзала и пыталась согреть руки в варежках, куталась в шарф и поглядывала на недалекий вход в поместье. Наконец она не выдержала и спросила:

— Господин Рин, может вернемся в поместье, Вы совсем не одеты, что будет, если вы заболеете?

Я оглядел себя и Субару, разница была разительна — она в теплом светло-сером пальто, с шарфом, теплой шапкой и варежками и я в одной легкой осенней куртке. Закалка в длящиеся неделями а то и месяцами минус тридцать или же просто врожденная стойкость к холоду давали о себе знать. Впрочем в саду я сидел уже долго и становилось прохладно, поэтому я согласился.

— Хорошо, пойдем, — я встал и подал ей руку.

Она смутилась но, приняв приглашение, вложила свою руку в варежке в мою.

Дворецкий

Вернувшись с одной из своих привычных прогулок, я застал ожидавшего меня домоуправляющего в холле:

— С возвращением, господин Арима, — сразу же поприветствовал он меня, — к Вам гость.

Гости были нередким явлением, первое время ко мне могли наведаться по 2-3 человека в день, чтобы «познакомиться с новым главой всея Арима-групп» так сказать. Однако почти всегда такие приходы происходили в утреннее или дневное время, сейчас же часы били восемь вечера, а за окном практически стемнело.

— Хорошо, — я кивнул и поставил небольшую сумку с вещами у ног, — как обычно в зале для совещаний?

— Нет, — седовласый мужчина покачал головой, — я Вас провожу, — и заметив что я потянулся за сумкой, — не беспокойтесь, ее доставят в Вашу комнату.

Что было еще более странным, обычно все встречи проходили в стандартной комнате — большом зал с круглым столом, за котором могло уместиться до двадцати человек. Редкие исключения из этого правила составляли спешащие гости, которые останавливались только на обед и после короткого знакомства улетали дальше по делам.

Домоуправляющий провел меня по коридору и остановился у двери без таблички — как правило это были простые гостевые или гостиные комнаты, я редко их посещал и скорее всего не видел большей части из них.

— Гость ожидает внутри, — он указал на дверь.

Оглянувшись последний раз на седовласого, я вошел внутрь. Как я и предполагал, комната представляла собой простенькую гостиную с небольшим столом вокруг которого стояла пара стульев и небольшой диван-скамья на тонких ножках. Как и большая часть поместья, комната была выполнена в классическом стиле — узорные обои сдержанных тонов, несколько картин, высокий узорчатый потолок.

Гость сидел за столом спиной ко входу, наслаждаясь ароматом черного чая из небольшой фарфоровой чашки. Он никак не прореагировал на мое появление.

Пока я не сделал первый шаг:

— Здравствуйте, господин Арима, — стандартно поприветствовал меня мягкий «учтивый» голос. Гость обернулся и я увидел его молодое немного бледное лицо, он мягко, но как-то зловеще улыбался. Наконец он слегка поклонился и представился — рад нашей встрече, Уильям, Ваш дворецкий.

— Здравствуй.. — медленно произнес я, с опаской разглядывая его, — с каких пор у меня есть дворецкий?

— Ох, я чуть не забыл, — он бесшумно и мгновенно встал, продолжая держать чашку в неподвижной руке, и достал из внутреннего кармана своего безупречно черного пиджака небольшой конверт, — Вам письмо от господина Альберто.

Я осторожно принял письмо, и перевернув, увидел небольшую красную печать и цифры мягко меняющиеся и отсчитывающие 29, 28.. секунд.

— Что это за цифры? — спросил я, впервые видя такой конверт.

— Может присядем и насладимся этим великолепным, — он с наслаждением вдохнул аромат чашки, — чаем?

Наконец оторвав взгляд от конверта я заметил еще одну странность — он смотрел на меня из-под небольших затемненных круглых стекол очков, сидящих на его узком носу.

— Да, можно было бы, — я медленно согласился.

Не знаю из-за чего, но почему-то его присутствие вселяло в меня какое-то странное беспокойство. Как будто за мной пристально следил хищный зверь, готовый наброситься и разорвать, соверши я хоть одно неосторожное движение.

Он, все еще продолжая держать в одной руке чашку чая, любезно отодвинул стул для меня:

— Прошу, мой господин. А письмо — одно из оставленных господином Альберто отсроченных писем — мне было указано доставить его и принять пост вашего дворецкого.

Цифры на письме отсчитывали последний десяток, когда я положил его на стол и принял чашку от Уильяма. Я вспомнил, что забиравший меня сюда человек тоже передал подобный конверт, разве что на нем не было истекающих цифр. В нем дед рассказал о том что я стал наследником и должен буду переехать в это поместье, нанять служанок и так далее. К слову, неделю назад я взял последнюю, третью служанку — Аю, которую мне помогли отобрать Айри с Субару.

— Прошу, — Уильям учтиво протянул мне небольшой серебряный ножичек для вскрытия писем, едва последняя цифра растаяла на бумаге.

Все еще проявляя осторожность, я принял нож и вскрыл письмо, из конверта выпал сложенный лист бумаги и небольшой хрустальный флакон заполненный красной непрозрачной жидкостью. С подозрением глянув на флакон, я развернул письмо:

«Здравствуй, внучок! Я полагаю Уильям передал тебе это письмо и сообщил что будет твоим дворецким. Как и служанки, это не обсуждается, т.д. т.п.

Но! Это лишь формальности, с этого времени он будет помогать тебе во всем, как когда-то помогал мне — советом, уходом, наставлением. Не беспокойся, ему можно доверять как и мне…»

Хех.. я глянул на улыбающегося «дворецкого» который продолжал наслаждаться чаем, налив себе еще одну чашку.

«… как и мне. Однако! Я должен предупредить тебя об одном.. сложном моменте. Он, не совсем человек…»

Прочитав последнюю строку, я глянул на.. пустой стул, Уильяма на нем уже не было. Я испуганно оглянулся в комнате, он с чашкой в руке стоял у окна:

— Потеряли меня, мой господин? — с улыбкой наклонился он надо мной в следующее мгновение.

— Что? Как это? — я от неожиданности чуть не отпрыгнул вместе со стулом, и случайно уронил флакон, зацепив ногой стол, однако к моему продолжающемуся удивлению, он не упал, но завис в воздухе.

— Осторожнее, мой господин, — Уильям мягко взял зависший в воздухе флакон и протянул его мне, — его содержимое очень ценно и не должно пропасть. А что касается Вашего вопроса — ответ должен находиться в письме, — он улыбнулся такой же зловещей улыбкой, а его очки, ранее закрывавшие глаза, опустились и я увидел.

Его глаза были кроваво-красного цвета, а зрачки практически отсутствовали, то что их представляло, больше напоминало бесконечно сужающийся водоворот.

«…вампир…»

Быстро прочитал я в письме…

— Что же, — он улыбнулся и снял очки, — думаю, в этом маскараде более нет нужды, — после чего еще раз вдохнул аромат чая, — прекрасно.

— Н-но… — я не знал что сказать и завороженно смотрел в его красные глаза.

— Вампиров не существует? Сказки, — он улыбнулся и чайник бесшумно поднялся в воздух и налил чая в его кружку, — Я же здесь.

В дверь внезапно постучали:

— Господин Рин, Вы здесь? — послышался из-за двери взволнованный голос Субару.

Уильям отрицательно покачал головой, продолжая пронзать меня своим взглядом.

— Да, подожди немного, Субару, мы скоро закончим, — произнес я спокойным голосом и попытался удивленно вскрикнуть, но ничего не произошло.

— Ччч, мой господин, им незачем об этом знать, — мягко прошептал Уильям, наклонившись у меня из-за спины, — пусть это остается нашим секретом. А пока дочитайте письмо.

«… Он не совсем человек. В некоторой мере, я бы сказал, что он вампир. Но, он лишь отдаленно напоминает существ из мифов и сказок, боящихся света и пьющих кровь живых. Не волнуйся, он не станет вредить ни тебе, ни кому-либо другому без твоего прямого приказа…»

Я с недоверием глянул на вновь сидящего на своем стуле Уильяма, продолжающего как ни в чем не бывало наслаждаться чаем.

«… P.S. Если он будет пытаться напугать тебя своими страшными красными глазками, можешь ему вдарить. Только без серебра…»

Я с удивлением увидел как моя рука подняла нож для писем все еще лежавший на столе и резко ударила Уильяма. Он укоризнено посмотрел на меня, потом на нож, и выняв его без каких-либо эмоций, все так же укоризнено произнес:

— Мой господин, не нужно пытаться калечить своих слуг неподходящими инструментами, — после чего вздохнул, достал из нагрудного кармана белоснежный шелковый платок, и, протерев им нож, произнес, — хорошо, что он платиновый, — убедившись что лезвие полностью очищено он как ни в чем не бывало положил его обратно на стол. Через секунду он спросил, — Возможно у Вас есть какие-то вопросы?

— Н-нет, — я медленно покачал головой, — хотя стоп, что в этом флаконе? — я наконец вспомнил про флакон с густой жидкостью.

— Хм, — он на секунду задумался, прикидывая что-то, после чего кивнул и ответил, — это эликсир, разработанный Арима-групп, который позволяет выпившему стать «вампиром».

Я с удивлением смотрел на него, после чего глянул на флакон и понял, что предполагал что-то подобное.

— Мой господин, Вы же помните, что Вас все еще ждут Ваши служанки? — напомнил он, допив чай и собрав сервиз.

— Да.. — я все еще с опаской поглядывал на него, но чувство опасности, что было все это время, куда-то исчезло, а его глаза стали обычными человеческими глазами изумрудного цвета.

— Прошу, — он стоял у двери, готовый открыть ее, с небольшим столиком на колесиках, на котором стоял использованный сервиз, — и да, встретимся завтра утром, мой господин.

Я кивнул и вышел в приоткрытую им дверь.

— Господин Рин! — воскликнула Субару, — Мы беспокоились, Вы должны были давно вернуться, а потом мы нашли Ваши вещи в холле, — быстро рассказала Субару показывая мою сумку, у нее из-за спины выглядывала Айри, а с другой стороны с непроницаемым лицом стояла Аю.

— Хм, но домоуправляющий сказал, что их отнесут в мою комнату.

— Мы не смогли его найти… — задумчиво произнесла Айри, — И ты сказал «мы» когда Субару постучала — мы решили что он с тобой?

Я с удивлением уставился на них, после чего посмотрел на все еще открытую дверь за спиной. Заглянув внутрь я никого не обнаружил…

Начало. Сфабрикованная личность

Я как обычно в пол уха слушал преподавателя и думал чем заняться сегодня, чтобы поменьше контактировать с «родственниками» дома, когда в дверь класса постучали.

— Войдите, — откликнулась учительница, оторвавшись от занудного чтения пояснения к стихотворению по литературе.

В класс вошли трое, седеющий мужчина в деловом костюме с черным кейсом в руках, и двое рослых мужчин в облегающих черных смокингах. Последние очень напоминали классических охранников из фильмов — большие лысые «шкафы», затемненные очки, небольшой наушник с проводом уползающим под пиджак.

Седеющий назвал мое имя и протянул бумажку учительнице из на секунду приоткрытого кейса:

— Разрешение директора, — и посмотрев на меня произнес, — пойдем.

— Ну ты попал, — прохихикал один из моих одноклассников из-за спины. К нему присоединились пара других.

Под присмотром двух бугаев меня вывели из здания школы на прохладный двор, у выхода с территории школы стоял длинный черный лимузин.

— Можно узнать кто Вы? — спросил я наконец.

Мужчина внимательно оглядел меня и наконец произнес:

— Я приехал сопроводить Вас в поместье Андрэт, остальные детали в машине, — коротко ответил он и продолжил путь к лимузину по еще не до конца растаявшему снегу.

Поместье? Хотел было я спросить удивленно остановившись, но охранники мягко подтолкнули меня вперед. Один из них сел за водительское сидение, другой придержал дверь пока мы с мужчиной садились сзади.

Оказавшись внутри седой раскрыл свой кейс на небольшом встроенном столике и включив подсветку в салоне, передал мне небольшую стопку аккуратно сшитых позолоченной нитью листов. Первый из которых имел небольшую тисненую печать в виде незавершенного треугольника и надпись большими буквами:

«Arima Group
S-class document
Alberto Arima last will»

— Арима-групп? Что это? — спросил я с удивлением.

Он с таким же удивлением посмотрел на меня с поднятой бровью. После чего кивнул и произнес:

— Арима-групп — международная мега-корпорация возглавляемая.. созданная Вашим дедом. В своем завещании он передает ее и некоторое другое свое имущество в Ваше владение, — он указал на сшитую стопку, — в нем прописаны все условия. Согласно завещанию Вы должны переехать в поместье Андрэт, дальнейшие условия Вам объяснят уже там.

Я медленно кивнул и решил начать чтение завещания. Которое ситуацию не сильно прояснило, кроме длиннющего списка на несколько страниц мелким шрифтом из того, что мне завещал дедушка, там практически ничего и не было. Только пару слов о каких-то трех служанках и дворецком привлекли мое внимание, о них я и спросил.

— Простите, о них я Вам ничего не могу рассказать, в поместье Вам все объяснят. Но, возможно, это письмо что-нибудь прояснит, — он достал из кейса небольшой конверт запечатанный старомодной красной восковой печатью.

Я осторожно вскрыл конверт и достал сложенное письмо.

«Привет внучок…

Раз уж ты читаешь это письмо, все оказалось немного хуже чем я предполагал — я помер.

Думаю, для тебя это оказалось не меньшим удивлением, чем для меня, особенно учитывая как много мы общались… Но не дрейфь, я подготовлю парочку писем и наставлений, чтобы тебе было легче освоиться на новом месте.

В начале должен заметить, что твое русское имя может вызвать некоторые осложнения в компании, поэтому я бы хотел чтобы ты начинал использовать другое имя и взял мою фамилию — это сделает многое проще. Весь новый мир будет знать тебя как Арима Рина, постарайся привыкнуть за время перелета. Новые документы тебе должны передать вместе с этим письмом.

Также на новом месте тебе понадобиться проводник, кто-то, кто знает как вести дела и поможет тебе привыкнуть к новой жизни — служанка. Я не стану торопить тебя, и позволяю потянуть до совершеннолетия с выбором всех трех, но первую найми сразу по приезду.

На этом, думаю, пока все. Удачи.. Рин.»

И тут служанки. Но куда больше меня удивил факт, что я должен буду жить под другим именем.

— С Россией что-то не так? — спросил я у сидящего напротив меня мужчины.

— Многое. Касательно Арима-групп.. у нас с русским правительством сложились очень натянутые отношения — из-за этого обе стороны достаточно негативно относятся друг к другу — Ваше представление может из-за этого пострадать. А учитывая другие.. обстоятельства, лучше избегать ненужных осложнений, — туманно пояснил мне мужчина.

Понимая что такими ответами далеко я не уйду, я решил попробовать другой подход:

— Раз уж я теперь по сути Ваш начальник, я могу отдавать любые указания?

— Конечно, господин Арима.

— Хорошо, тогда я бы хотел получить современный телефон и доступ к интернету.

На что мужчина опять с удивлением поднял бровь, но через секунду кивнул и обернулся в небольшое окошко водительской части лимузина.

— Питер, небольшое изменение маршрута, нужно остановиться в магазине техники и операторе связи.

— Есть, — коротко ответили из окошка.

Я жил в очень небогатой семье, а являясь насильно приемным ребенком, любые покупки мне делали с очень большими трудностями. Таким образом я был единственным «удачливым» человеком в своем классе без каких-либо современных устройств. Но я думал, что в интернете можно найти все — включая информацию об этой Арима-групп. Через пару минут я уже был заинтересованным обладателем одного из телефонов, по типу тех, что я видел у одноклассников, за который сопровождавший меня мужчина расплатился из нескромной пачки купюр, вынутой из все того же кейса.

Но меня ждало разочарование — интернет о Арима-групп знал ровным счетом ничего.

Я еще раз посмотрел на дорогой интерьер лимузина, с иголочки одетую свиту и новый неоправданной дорогой телефон в руках я подумал, что это слишком большой бюджет для розыгрыша, а похищать меня совершенно некому. Однако ни о Арима-групп, ни о своем «деде» я найти информации не мог и продолжал задаваться вопросом «в чем же подвох?».

Вопрос усилился когда мы остановились на городском аэродроме, где, предположительно меня, ожидал небольшой самолет. На нем, как и на капоте лимузина или печатях на завещании и письме, имелся все тот же значок в виде незавершенного треугольника.

— Приятного полета, — произнес мужчина, передавая мне небольшую папку, — здесь находятся Ваши новые документы. По прилету Вас встретят.

— Господин Арима, сюда! — позвали меня от самолета, обернувшись я увидел двух очень нескромно одетых в короткие юбки и легкие жилеты стюардесс, махавших мне от спущенного трапа, — Быстрее, тут очень холодно!

В чем же подвох?

Начало. Поместье Андрэт

После продолжительного перелета, за время которого ко мне поначалу пытались приставать две встречавшие стюардессы, меня высадили на небольшой взлетно-посадочной полосе в леске неподалеку от огромного, даже с высоты полета, поместья.

— До свидания, господин Ри-и-ин! — махали мне стюардессы от спущенного трапа, пока я шел к одиноко встречавшему меня старичку, чем-то очень похожего на провожавшего меня мужчину в России.

— Здравствуйте, господин Арима, — он слегка поклонился при моем приближении и поприветствовал меня, — на данный момент я являюсь домоуправляющим поместья Андрэт, можете обращаться ко мне по всем вопросам, пока не прибудет Ваш дворецкий.

Я кивнул и поздоровался с ним, уже не сильно удивляясь нежеланию многих моих новых «знакомых» выдавать свое имя вместо должности или статуса. Пока мы шли по небольшой ухоженной тропке через лес, «домоуправляющий» скромно рассказывал о поместьи, а мои глаза лезли все выше на лоб от перечисления всего что тут было: теннисный корт, тир, бассейн, горячие источники, прилежащий лес с животными, многочисленные развлекательные участки и помещения. Наверное, проще было бы рассказать чего тут не было.. мой дед явно очень любил хорошенько отдохнуть.

— А много здесь.. работников? — спросил я, стараясь не использовать слово «слуг», которое так и вертелось на языке.

— На данный момент пять человек включая меня. Два повара, садовник и горничный. При необходимости я организую поиск любого необходимого специалиста, — пояснил он и добавил, — Как правило здесь находится куда больше прислуги, но какое-то время поместье не использовалось и остались только мы. К слову о специалистах, я уже подготовил список кандидаток, он находятся в Вашем кабинете, оповестите меня, как только определитесь с подходящими Вам служанками.

— На эту тему.. — я слегка задумался, — я бы хотел повременить с тремя, и нанять пока только одну.

— Как пожелаете, господин Арима. Но учтите, согласно условиям, вы должны определиться со всеми тремя не позже вашего совершеннолетия.

— Да.. я видел.

Оставшийся путь мы прошли молча, домоуправляющий провел меня через красивый сад, который находился между двумя гигантскими крыльями поместья, и увел в одно из них.

— В конце этого крыла, на втором этаже, находится подготовленная для вас комната, как указал господин Альберто, — он указал назад, в сторону откуда мы пришли. После моего кивка он продолжил, — Однако, Вы можете выбрать любую другую спальню из доступных в поместьи.

— Нет нужды, я остановлюсь в выбранной дедом, — покачал я головой.

Домоуправляющий кивнул и продолжил путь. Вскоре мы вышли в большой пустынный холл.

— Выход из поместья, — он указал на дверь слева, — Ваш кабинет, — дверь справа, — правое крыло, — дверь напротив, — Пройдемте в кабинет.

Я опять же кивнул и молча проследовал за ним.

Мы оказались в огромной вытянутой комнате, боковые стены которой представляли собой гигантские книжные шкафы до потолка. Практически всю дальнюю стену высотой в четыре или даже пять метров, позади крохотного, в сравнении со всем остальным, письменного стола, занимало огромное окно в сад из которого мы недавно пришли.

Домоуправляющий, как ни в чем не бывало, шел к письменному столу; я поспешил за ним. Подойдя ближе я заметил большую стопку бумаг лежавшую прямо по центру стола, на верхней виднелось два фото девушки в черно-белой форме горничной: в полный рост и портрет.

— Ваш медальон, — произнес домоуправляющий, указывая на небольшую коробочку, которая скрывалась от меня за стопкой анкет.

— Медальон? — переспросил я, обходя стол и становясь рядом с большим кожаным креслом.

Я поднял небольшую коробку, на ней привычно красовался небольшой значок в виде незавершенного треугольника. Осторожно осмотрев ее, я нажал на единственную выступающую часть — значок — и крышка коробки с легким щелчком открылась, обнажая мягкую подложку из голубого бархата с выдавленным треугольником в центре. Внутри лежал красиво отливающий платиновым медальон все той же формы незавершенного треугольника с цепочкой уходящей под бархат.

— Вы можете использовать его для связи со слугами в поместьи. Со служанками или дворецким Вы сможете связываться и за его пределами, — рассказал домоуправляющий, удержавшись от пояснений как я смогу это делать с помощью, по сути, украшения.

Я поднял длинную цепочку из коробочки и, с секунду посмотрев на красиво переливающийся в пробивающимся сквозь сад солнечном свете медальон, одел его.

— Так же, — продолжил домоуправляющий, — Ваша карта — он указал на небольшой конверт лежащий на столе рядом с еще двумя коробочками, — можете оплачивать ей любые расходы.

Я поднял конверт, осторожно вскрыл его небольшим ножиком лежавшем на столе, и достал оттуда более-менее обычную кредитку, на ней такими же платиновыми буквами красовалось «RIN ARIMA»… Хех.. мое новое имя.

— На этом я оставляю Вас, господин Арима, если возникнут вопросы — можете использовать медальон, достаточно сжать его и произнести указание. Как только выберете служанку, — он указал на стопку анкет, — вызовите меня и я все организую. До встречи, господин Арима, — он поклонился и пошел к выходу.

Я проводил его взглядом и сел в кожаное кресло. Повернувшись к окну я разглядывал сад.

Свое поместье, новое имя, и выбор служанок.. как я в этом очутился?